Sepleriň elýeterliligi

Кризис беженцев и внутренне перемещенных лиц в Украине


Беженцы из Украины в российском городе Ростов-на-Дону. 4 июня 2014 года.

Беженцы из Украины в российском городе Ростов-на-Дону. 4 июня 2014 года.

В своем родном городе Славянске, ставшем эпицентром разразившегося в восточной Украине сепаратистского конфликта, Людмила Денисенко пережила не одну неделю смертоносных перестрелок между украинскими силами и пророссийскими мятежниками.

Однако, когда две недели тому назад под артиллерийским огнем оказалась детская больница, ее терпению пришел конец.

Вместе со своей семьей она нашла убежище в маленьком городке Изюм в 50 километрах от Славянска. Там относительно безопасно.

«Мы пришли сюда с пустыми руками, - поделилась Денисенко с корреспондентом Азаттыка в здании горсовета, где она заполняла документы на временное пребывание и получение необходимых вещей. – Мы не могли больше там оставаться. Детскую больницу бомбили, вокзал бомбили, автобусную станцию бомбили. Мы добирались сюда на попутных машинах».

За последние недели тысячи людей, подобно Денисенко, покинули восточную Украину.
Украинские беженцы в Ростове-на-Дону. 9 июня 2014 года.
Однако посреди хаоса трудно оценить реальную ситуацию с беженцами.

По оценкам Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNCHR), в Украине сейчас более 17 500 внутренне перемещенных лиц.
Около 11 тысяч из них составляют жители Крыма, покинувшие полуостров после его аннексии Россией в марте этого года. Остальные – жители восточной Украины, вынужденные покинуть свои дома в связи с сепаратистским конфликтом.

«Большинство из них – женщины и дети, около трети из них – дети, - говорит региональный представитель UNCHR в Беларуси, Молдаве и Украине Ольдрих Андрисек. – Есть некоторое количество пожилых людей, пенсионеров. Они неохотно покидают свои дома, даже несмотря на очень плохие условия».

Похоже, что с тех пор, как в середине апреля правительство развернуло «антитеррористическую операцию» с целью искоренить сепаратистов в восточной Украине, поток беженцев увеличился.

Настоящие цифры скорее всего гораздо выше указанных UNCHR, чьи подсчеты не включают в себя лиц, обратившихся за помощью к неправительственным организациям, либо пережидающих конфликт у родственников.

«Наши данные собраны у местных властей, к которым обращались за какой-либо помощью. Это очень неполные цифры, так как централизованной регистрации перемещенных лиц не существует, - говорит Андрисек. – Настоящие цифры могут быть вдвое больше, но подтвердить их очень непросто».

Помимо внутренне перемещенных лиц, многие из покинувших зону украинского конфликта ищут убежища за рубежом.

По данным UNCHR, с начала этого года более 440 граждан Украины попросили убежища в Польше. По информации к 13 июня, 22 украинских гражданина попросили убежище в Беларуси, и еще 19 в Молдаве.

Предполагается также, что многие семьи бежали в Россию. Международным агентствам как UNCHR трудно оценить их количество в связи с ухудшившимися отношениями между Россией и Западом.

Информационная война между Москвой и Киевом вносит еще большую неопределенность в информацию о количестве и местонахождении украинских беженцев в России.

Государственные телеканалы России ведут репортажи из лагерей беженцев, населенных украинскими семьями. Москва заявляет о гуманитарном кризисе у своей границы. Украинские власти с негодованием это отрицают.

Утверждения России завоевали некоторое доверие после того, как лагерь беженцев в Ростовской области посетил генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Занньер. В видеорепортаже агентства Reuters рассерженные беженцы из Славянска требуют от Занньера объяснить, почему украинское правительство прибегло к применению силы в их городе.

Противоречивые цифры, поступающие из России, вызывают недоумение.

Раннее в этом месяце уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов заявил, что только за один день в Ростовскую область на юге России бежало более 8300 украинцев.

«В лагерь беженцев, в котором мы были вчера с инспекцией, прибыл еще 151 ребенок», - написал Астахов на своей странцие в сети Instagram. Свою запись он проиллюстрировал рисунком, на котором изнеможденная девочка стоит возле тела своей матери на фоне горящей деревни.

Ростовские власти опровергли эти цифры.

«За сутки границу области пересекли 8 тысяч 300 украинцев. Однако это не означает, что все они – беженцы, - заявил Александр Титов, пресс-секретарь заместителя губернатора Вадима Артемова. – Эти люди могли отправиться к родственникам, на отдых или по делам в другие регионы России».

Заместитель председателя правительства РФ Ольга Голодец заявила, что количество беженцев чуть превышает 2500. Страна, по ее словам, готова принять еще 10 тысяч.

Самую высокую на сегодняшний день цифру назвал спикер верховного совета самопровозглашенной Донецкой Народной Республики Денис Пушилин. 12 июня он заявил, что в Россию бежали 15 тысяч жителей восточной Украины.
Покидающие Славянск люди. 2 июня 2014 года.


В свою очередь российский премьер-министр Дмитрий Медведев оценил количество беженцев в четыре тысячи человек и заявил, что Киев игнорирует гуманитарный кризис.

«Люди напуганы, боятся, - сказал Медведев на заседании правительства 5 июня. – При этом украинские власти не видят гуманитарных проблем, говорят об отсутствии беженцев, это вранье, конечно, это грустно все слышать».

Региональный представитель UNCHR Андрисек считает реакцию украинского правительства на кризис беженцев «очень беспорядочной».

«Одна из проблем в Украине заключается в том, что за последние несколько месяцев там произошло множество беспорядков и у правительства слишком много первоочередных дел одновременно», - говорит Андрисек.

Киевские власти продолжают отрицать, что количество беженцев из восточной Украины приобретает значительные масштабы. В то же время они принимают срочные меры в связи с нарастающим потоком внутренне перемещенных лиц.

10 июня президент Украины Петр Порошенко приказал открыть гуманитарные коридоры, позволяющие мирным жителям покидать зоны конфликта.

На следующий день премьер-министр Арсений Яценюк поручил правительству создать единую базу данных для беженцев. Это должно облегчить получение необходимой помощи.

«Все, что мы делали на протяжении последнего периода времени, это было расселение на месяц, на два, на три – это были переселенцы из Крыма, - сказал он. – Понятно, что этот вопрос не решится в краткосрочной перспективе. Нам нужно сейчас принимать долгосрочную стратегию».
XS
SM
MD
LG