Sepleriň elýeterliligi

Американские драгуны едут по Европе


Проезд американской бронетехники через территорию Чехии во время предыдущего Dragoon Ride, март 2015 года

Проезд американской бронетехники через территорию Чехии во время предыдущего Dragoon Ride, март 2015 года

В Восточной Европе начались учения войск НАТО под названием Dragoon Ride II. В их рамках 2-й Кавалерийский полк вооруженных сил США – 1400 солдат на 400 боевых машинах Stryker, – разделившись на две колонны, пройдет тактическим маршем из места своей постоянной дислокации в Вилсеке (Германия) через шесть стран Центральной и Восточной Европы в эстонскую Тапу. Цель похода – убедить население стран НАТО в том, что Соединенные Штаты готовы выполнить 5-ю статью договора и сдержать возможную российскую агрессию.

Американские "драгуны" (механизированные подразделения армии США часто носят названия своих кавалерийских предшественников) преодолеют расстояние в 2200 км за 17 дней.

По пути следования 6 июня полк войдет в Латвию и примет участие в учениях Saber Strike 16, которые в этом году соберут 10 тысяч солдат из 13 стран – членов и союзников Североатлантического альянса. Цели и задачи этой операции в интервью корреспонденту Радио Свобода проанализировал отставной военный, эксперт Латвийского института внешней политики Мартиньш Вердиньш.

Почему важен этот марш американского полка, почему ему уделяется так много внимания?

– Во-первых, нет ничего удивительного, что в летний период происходят учения у военных, они любят, чтобы учения проходили в хорошую погоду. Во-вторых, нужно разделить две вещи. Первая часть – сами по себе учения, каковыми является этот марш: построить в колонну 200 машин…

400 машин.

Если в советское время серьезным считался марш на 500 км, то 2200 км – это испытание для любого подразделения

– Да, в две колонны, разработать для них маршрут, обеспечение, программу пребывания. Если в советское время серьезным считался марш на 500 км, то 2200 км – это испытание для любого подразделения. Тут вы упомянули, что это кавалерийский полк. В данном случае, конечно, не имеется в виду, что они на лошадях. Это передовые части, которые специально созданы и поддерживаются для того, чтобы идти впереди основных колонн своих войск и прокладывать им дорогу. Это боевые части, отличительная черта которых – огневая мощь и мобильность, достаточные для того, чтобы преодолевать какие-то первые очаги сопротивления. А вторая их задача связана с политическим посланием. Такой проход по теоретически проблемным территориям сам по себе большая пиар-акция, призванная укрепить уверенность населения в помощи союзников и, может быть, растопить остатки недоверия у тех, кто не очень хорошо это воспринимает. Пообщавшись с солдатами и офицерами, возможно, кто-то изменит свое представление о НАТО. Хотя вообще-то самые многочисленные войска НАТО на нашей территории – это наши собственные войска. Французы, британцы, немцы в том или ином виде участвуют со своей техникой в учениях на базе в Адажи достаточно часто на протяжении последних двух лет, но это не столь крупные и дорогостоящие учения. Американцы избрали такой способ учений, не самый плохой, просто никто другой этого не делает.

Американцы будут участвовать и в учениях "Удар сабли", которые проходят уже 16-й раз. Но в этом году они наиболее многочисленны и многонациональны.

Мартиньш Вердиньш

Мартиньш Вердиньш

– Все учения в этом году увязаны в один общий план, который нацелен на укрепление уверенности балтийских стран в том, что в случае необходимости они будут защищены. Только что закончились одни учения, в июне будут большие маневры Anaconda в Польше – на 25 тысяч участников, с задачами по передислоцированию воинских контингентов на большие расстояния с отдаленных баз в случае необходимости ответа на какие-то враждебные действия. Нужно понимать, что и Saber Strike, и Anaconda, и другие учения такого рода отрабатывают реакцию на ухудшение обстановки. Но это ни в коем случае не похоже на концентрацию сил перед прыжком вперед.

Колонны войдут в Литву из Польши через Сувалки. Одна пройдет из Чехии в Польшу, затем в Паневежис, Даугавпилс и далее вдоль восточной границы блока. Так называемый Сувалкский коридор –​ одна из критических точек. Могла бы эта техника пройти тем же маршрутом при реальных боевых действиях? Или это чисто политический марш?

– Посмотрев на карту, вы увидите, что сухопутным путем прибыть в Эстонию из Германии, не пройдя Сувалкский коридор, вообще невозможно. Эта часть суши между Калининградом и Белоруссией имеет достаточно важное стратегическое значение, и в случае необходимости за нее будет большое соревнование: кто первый, так сказать, поставит ногу в дверях, тот ее и будет контролировать. Естественно, наибольшее значение она имеет для безопасности именно балтийских стран, потому что альтернативой этому сухопутному коридору являются только воздушный и морской. Морской коридор связан с датскими проливами Скагеррак и Каттегат, которые достаточно легко перекрываются из Калининграда ракетными системами, а что касается воздушного пространства, даже сейчас мы сидим под "зонтиком" российских систем С-400 и С-300, которые контролируют часть территории и над балтийскими государствами.

Даже сейчас мы сидим под "зонтиком" российских систем С-400 и С-300

Семнадцати дней достаточно для того, чтобы "поставить ногу"?

– Нет, конечно. Но я говорил, что в учениях есть часть чисто военная, а часть занимает пиар. Остановки, связанные с мероприятиями гражданско-военного сотрудничества, продвижение, конечно, задерживают. На самом деле, грубо прикидывая, нормальная колонна должна проходить 150–200 км в сутки. В данном случае это проверка техники, планирования, логистики, но это далеко не все возможности, которые теоретически можно выжать из кавалерийского полка.

А чем характерен второй маршрут из Германии через Ригу?

– С одной стороны, это в каком-то смысле символизм: посетить как можно больше мест, оставить как можно контактов, следов и продемонстрировать флаг. В чисто военном смысле не имеет большого значения, идут они одним путем или другим. Но, с другой стороны, любая бригада в состоянии, готовом к развертыванию, никогда не движется по одному маршруту. Будет три-четыре маршрута, по которым параллельно пойдут ее подразделения.

Какую реальную ситуацию разыгрывает этот сценарий?

НАТО проводит на востоке Европы не только сухопутные, но и морские учения

НАТО проводит на востоке Европы не только сухопутные, но и морские учения

– Если идут неразвернутые колонны с "кавалерией" впереди, считается, что противника еще нет, но его появление возможно, хотя отнюдь не его основных сил. То есть это не начало штурма чего-то укрепленного, это продвижение по территории, которая пока не контролируется полностью противником.

То есть реального наступления конвенционального…

– …еще нет. Или территория контролируется частично, или войска перемещаются в мирное время.

Какие общие задачи учения Saber Strike имеют с "Походом драгун"?

– В данном случае "Поход драгун" – небольшая составляющая. В последнее время учения связаны с концентрированием войск в портовых городах, где они базируются в мирное время, погрузкой на самолеты, переправкой на большие расстояния, десантированием, преодолением водных преград, то есть с перемещением крупных военных частей на большие расстояния для того, чтобы занять позиции раньше, чем их займет противник. Наши задачи – обеспечение приема боевой техники, военных грузов, складирование, распределение, обеспечение. Все остается в рамках концепции ответных действий, направленных на сдерживание, разработанной на саммите в Уэльсе. Я не могу представить себе серьезного аналитика, который сказал бы, что действия, которые сейчас открыто обсуждает, планирует и производит НАТО, являются наступательными. У них ярко выраженный оборонительный характер. И думаю, что, по большому счету, это временная вещь.

Одна из основ этой концепции – многонациональность как способ привлечения к действиям всех членов НАТО.

Я не могу представить себе серьезного аналитика, который сказал бы, что эти действия НАТО являются наступательными

– Скажу прямо, с точки зрения военной, чем больше разнородных, неспаянных коллективов, тем хуже. Наоборот, чем более однородны войска по языку, по подготовке, чем более они спаяны предыдущими учениями, тем лучше. С этой точки зрения многонациональные силы – это, скорее, политика. Если говорить об исполнении 5-го параграфа договора НАТО, они всегда готовы.

Мы сейчас анализируем ситуацию по нашу сторону потенциальной линии фронта. А что происходит на другой стороне?

– Если мы посмотрим в чуть более отдаленное прошлое, чем события в Крыму, мы увидим, что Россия производит модернизацию вооружений. Это первое. Во-вторых, уже в 2012 и в 2013 годах состоялась целая серия учений, связанных с внезапной проверкой боеготовности. В ответ на это у НАТО и появились концепции, которые потом обсуждались в Уэльсе. Однако какие-то действия Запад начал предпринимать только в связи с украинскими событиями. До тех пор учения воспринимались как нормальная практика, связанная с тем, что соседнее государство хочет быть ко всему готово. Однако события в Крыму и Донбассе вызвали необходимость реакции, на которую, в свою очередь, Россия теперь готовит другие ответы. Так и закручивается спираль конфликта.

Впрочем, вариантов ответов у России осталось не очень много. Мы постоянно слышим о том, что в Калининграде будут развернуты ракетные комплексы "Искандер". В принципе, это уже пройденный этап. Слышим о том, что будет авиабаза, как минимум полк истребителей на территории Белоруссии. Однако эта идея пока не воплотилась в жизнь. Последняя инициатива со стороны России – размещение в Белоруссии систем С-400. Но, в общем-то, все это происходит по логике развития наших отношений, и я не считаю, что конфликт неизбежен, потому что ходы символические – и со стороны НАТО, и со стороны России. Пока все происходит больше на уровне газетных заголовков.

XS
SM
MD
LG