Sepleriň elýeterliligi

Шиитские ополченцы вступают в иракскую армию


Добровольцы, вступившие в иракскую армию для борьбы с преимущественно суннитскими боевиками радикальной организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Багдад, 15 июня 2014 года.

Добровольцы, вступившие в иракскую армию для борьбы с преимущественно суннитскими боевиками радикальной организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Багдад, 15 июня 2014 года.

После того как суннитские боевики провели молниеносное наступление в северном Ираке, премьер-министр Ирака Нури аль-Малики призвал волонтеров вступать в армию, чтобы отвоевать захваченную территорию.

УЧАСТИЕ ШИИТСКИХ ОПОЛЧЕНЦЕВ

Однако, помимо обычных граждан, стоящихся в очереди на призывных пунктах в Багдаде, как сообщается в прессе, есть и другой источник пополнения рядов армии: шиитские ополченцы, в рядах которых тысячи подготовленных бойцов, готовых незамедлительно сражаться вместе с армейскими отрядами.

Участие шиитских ополченцев поднимает вопрос о том, сможет ли правительство с их помощью переломить наступление суннитских боевиков, либо же это повлечет за собой риск разжечь религиозную войну в Ираке. Покинувшие Мосул семьи в лагере в городе Эрбиль. 16 июня 2014 года.

Покинувшие Мосул семьи в лагере в городе Эрбиль. 16 июня 2014 года.



Обе эти возможности уже стоят на повестке дня в Самарре, в ста километрах от Багдада.

13 июня Нури аль-Малики встретился с военными в Самарре, после того как они смогли оказать жесткое сопротивление повстанцам, сумевшим легко пройти через большую часть северного Ирака несколько дней назад, вытеснив армию из городов Мосул и Тикрит.

Нури аль-Малики сказал, что вскоре на помощь придут добровольцы и что Самарра станет отправным пунктом крупного контрнаступления.

На самом деле, добровольцы уже сражались в Самарре. Группы шиитских ополченцев без промедления поспешили в город, чтобы защитить отреставрированную религиозную реликвию шиитов, пострадавшую при бомбежке в 2006 и 2007 году во время религиозных столкновений, которые привели страну на грань гражданской войны.

По словам Филиппа Смита из расположенного в Вашингтоне информационного центра Jihadology.net, отслеживающего военизированные группировки в Ираке и в других регионах, обращение Нури аль-Малики к шиитским ополченцам для защиты Самарры от боевиков организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) может стать плохим знаком для будущего. Он отмечает, что это превращает борьбу в «суннитско-шиитскую».

УСЛОЖНЯЮЩИЕ ФАКТОРЫ

Существует еще два усложняющих фактора.

Во-первых, ополченцы более подготовлены и более опытны в уличных боях, чем национальная армия, что, скорее всего, поставит их на передовую будущей операции по возвращению контроля над захваченными городами.

Во-вторых, многие из наиболее хорошо экипированных шиитских ополченцев получают поддержку Ирана, который, по мнению многих суннитов, пытается построить шиитское государство в Ираке.

Оба этих фактора заставляют задуматься о том, как сунниты воспримут попытки властей освободить их территорию от ИГИЛ и связанных с ней групп «баасистов», говорит Филипп Смит. Суннитские боевики утверждают, что их цель — защитить суннитскую общину от доминирования шиитов.

ПРЕДОТВРАТИТЬ РЕЛИГИОЗНУЮ ВОЙНУ

Не все среди шиитов, призывающих к борьбе против ИГИЛ, являются сторонниками ополченцев либо рассматривают конфликт только с религиозной точки зрения. Иракские шииты размахивают оружием, показывая свою готовность сражаться против боевиков, захвативших города на севере страны. Ан-Наджав, 16 июня 2014 года.

Иракские шииты размахивают оружием, показывая свою готовность сражаться против боевиков, захвативших города на севере страны. Ан-Наджав, 16 июня 2014 года.



Знаменитый шиитский клирик великий аятолла Али аль-Систани, призвавший добровольцев вступать в иракскую армию, подчеркнул, что они должны вступить в национальную армию, защищать целостность страны, отметив, что нужно «прекратить разговоры о суннитах и шиитах».

Однако наиболее радикальные шиитские ополченцы, наиболее эффективные в уличных боях, действительно рассматривают конфликт с религиозной точки зрения. Многие за последние годы направили бойцов в Сирию, чтобы поддержать Дамаск в том, что они считают крупнейшей религиозной войной между двумя ветвями ислама.

Группы шиитских ополченцев, такие как прошедшие подготовку в Иране «Асаиб Ахл Хак» и «Катаиб Хезболла», участвовали в подавлении властями суннитских боевиков в восточном Ираке, когда сообщалось о жертвах среди мирного населения. Худший случай произошел в марте, когда службы безопасности и члены «Асаиб Ахл Хак» убили 23 человека в городе Бохрузе в провинции Дияла.

Видео: иракские военные спешно покидают Мосул

ДИЛЕММА ВЛАСТЕЙ

По мнению экспертов, у Нури аль-Малики сейчас нет другого выхода, как использовать эти самые группы в своей борьбе против ИГИЛ.

— Частью дилеммы, с которой сталкиваются аль-Малики и другие политики в иракском правительстве, является то, что иракская армия действительно сломлена в северном Ираке, и у них есть очень ограниченный выбор в смысле реорганизации некоторой части этих сил и усиления их огневой мощи добровольцами, — говорит Айхам Камел, директор службы Ближнего Востока в лондонской Eurasia Group.

По мнению Айхама Камела, если силы добровольцев будут должным образом контролироваться, они могут помочь Багдаду быстро восстановить военный контроль над этнически смешанной территорией в провинциях, непосредственно прилегающих к Багдаду. Быстрый успех стал бы подтверждением способности властей защитить столицу и успокоил бы взволнованное население.

Однако он считает, что любые попытки использовать ополченцев для восстановления военного контроля на территории суннитского большинства дальше на севере будут иметь последствия.

— В конечном счете для восстановления контроля над этими территориями, если власти хотят это успешно сделать, понадобятся политические компромиссы. Любое участие шиитских ополченцев на крайнем севере Ирака привело бы к обратным результатам, независимо от его стиля, или методов войны, или их вступления в государственные агентства безопасности, — говорит Айхам Камел. Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики на избирательном участке во время парламентских выборов. Багдад, 30 апреля 2014 года.

Премьер-министр Ирака Нури аль-Малики на избирательном участке во время парламентских выборов. Багдад, 30 апреля 2014 года.



Почва для политического компромисса существует, поскольку многие сунниты не разделяют крайнего религиозного фундаментализма ИГИЛ и прошлого ее действующего союзника — «баасистов».

Эксперты считают, что неприятие преобладающе шиитского режима Нури аль-Малики среди умеренных суннитов происходит не потому, что их привлекают повстанцы, а из-за недовольства тем, что они видят как маргинализацию их общины и рост репрессий против нее.

Репрессии включают запрет мирных протестов и нападения на ключевых суннитских деятелей.

В подготовке материала участвовали Чарльз Рекнагель и Анна Клевцова.
XS
SM
MD
LG